Наши подкасты
Моя команда
    Все новости

    Мижигуркис – о сотрудничестве с Рассказовым, Ломовицким и Мелкадзе, звездной болезни игроков, заработке агента

    Футбольный агент Валериюс Мижигурскис дал интервью журналисту Ивану Карпову, в котором рассказал о сотрудничестве с футболистами «Спартака»Николаем Рассказовым, Александром Ломовицким, Георгием Мелкадзе, о своем заработке, звездной болезни у игроков.

    «Бомбардир» выделил главное:


    О сотрудничестве с футболистами «Спартака»

    – Еще вчера вашу фамилию знали только спартаковские гики, а сейчас «травит» «Спорт-Экспресс». Как это возможно?

    – Издержки профессии. Все, кто плотно работает со «Спартаком», сталкивается с этим. Главное, что игроки мне доверяют. Знают, я их не обманываю, говорю всe как есть.

    – Кто-то даже сравнивает вас с Череповским, который недавно был одним из самых крупных агентов в «Спартаке».

    – Как сказал Аршавин: ваши ожидания, ваши проблемы. Моя совесть чиста.

    – Как часто вы сталкиваетесь с недоверием со стороны футбольного мира? Типа, кто такой вообще этот Мижигурскис?

    – Да вроде до сегодняшнего дня не сталкивался.

    – Еще вас называют «проектом Родионова». Что думаете об этом?

    – Я никогда не был ни чьим проектом и не буду. Я представляю интересы футболистов, и, надеюсь, делаю это хорошо.

    – Ваше давнее знакомство с Родионовым помогает в работе?

    – Знаю Сергея Юрьевича уже 17 лет. Он был моим тренером в дубле «Спартака», с ним всегда приятно общаться и никакого дискомфорта в работе я не испытываю. Надеюсь, как и он.


    О раннем завершении карьеры и дружбе с Павлом Погребняком

    – В прошлом ты футболист и даже поиграл в «Спартаке» [в 2002 году]. Расскажи, почему закончил карьеру в 28?

    – В жизни у меня было цели в жизни: играть в «Спартаке» и в сборной Литвы. До сборной дотянул: в 2008 году забил победный гол Эстонии, потом с Россией играл. Но в итоге понял – в «Спартак» не попаду, это другой уровень. Мне стал неинтересен футбол. Поехал в Казахстан, денег заработать. Сам виноват: накосячил по молодости. Очухался, а уровень уже не тот. Вернуться было сложно, много упустил.

    – Накосячил?

    – Ну, не режимил. Я не бухал, до сих пор не пью, но тусовался с девчонками налево-направо. Меня из «Спартака» поэтому и выперли. Не хочу вдаваться в подробности, но не стоило тогда уходить — надо было доказывать в «Спартаке», а я всего хотел добиться лeгким путeм. Логика такая: «Не нравится? Уйду, сами потом назад позовeте». Надо было тупо закрыть рот и работать.

    – С кем из того «Спартака» остались хорошие отношения?

    – Много с кем: с Самедовым, Погребняком, например. С Пашкой мы до сих пор близкие друзья. Помню: нам по 17 лет, в академии играем. Идeм из парка Сокольники зимой, он ещe в белых штанах. Девчонки стоят, а он берeт и стелется перед ними в подкате. Они в шоке. Посмеялись и дальше пошли.

    Я у него и в Англии бывал несколько раз, когда он уже стал семейным человеком. Машка [Мария Шаталова, жена Погребняка] с нами в школе училась, на два года младше, по-моему. Пашка за ней всe время бегал. У нас в школе мало девчонок было, спортивные классы в основном: в нашем было две.


    О решении стать агентом и особенностях работы

    – Когда решил, что станешь агентом?

    – Где-то в 2009-м, за два года до конца карьеры. Тогда Йокшаса в Беларусь устроил. Смешно. Я только вернулся из Казахстана, операцию сделал. Что-то с коленом. Казахи долго не могли понять, что именно – четыре месяца не играл. Начинаю тренироваться – боль.

    В Германию, в Венгрию фотографии отправляли – нигде не могли понять, что со мной. Приехал в Литву – там колено прочистили, через две недели бегал. Начал играть за «Бангу», позвонили из Белоруссии. Позвали к себе, а я: «Не поеду никуда, нафиг мне эта Белоруссия?» Спросили: «Может, есть кто на примете?» Ответил: «Йокшаса берите». Его и взяли.

    В самом начале даже как-то легче было. Не было финансового интереса, просто гуманитарная помощь: посоветовал, люди между собой договорились и поехали. Добрыми делами сделал инвестиции в будущую профессию.

    – В какой момент почувствовали, что это большие деньги?

    – Парни, которым помог, всe время хотели отблагодарить. Я отнекивался, а потом подумал, что на этом можно зарабатывать. Пока играл, ни с кого денег не брал. В 2011-м закончил с футболом, в 2012-м – официально начал с агентским бизнесом. В 2013-м помог Галкявичюсу перейти в «Заглембе», а Шеткусу – в «Ботев». Не помню порядок цифр, но на жизнь хватало.

    – Быстро понял, что это нечестный бизнес?

    – Когда связался с «Газиантепспором». Турки же всe время: «Завтра, послезавтра. Брат, аби-шмаби». Тянут резину, чтобы не платить. Пока не напишешь на них в ФИФА, не рассчитаются. У нас же менталитет такой, не любим писать заявления. Они этим пользуются. А когда их нагнешь, начинают уважать – понимают только позицию силы. Итальянцы в этом похожи – тоже пытаются обмануть. В лицо говорят одно, а делают по-другому. Потом привыкаешь.


    О Николае Рассказове

    – Мне позвонил его брат. Сказал, что они хотят сотрудничать, агента нет. Я с Колей был знаком. Ответил, что смотрю на это позитивно, мне он нравится как футболист, и как человек. Встретились, подписали договор и вот уже пять лет работаем.

    – Почему брат позвонил именно вам, а не более известному агенту?

    – У меня было два футболиста 1998 года: Рубцов, он сейчас в «Химках», и Айдаров, который в «Ростове». Футболисты же все видят, общаются между собой, обсуждают. Коле, видать, что-то понравилось, вот он и попросил брата узнать.

    – Вы сказали, что Рассказов нравился вам как футболист. Чем зацепил?

    – Чуйка. Помню сидели на игре 1998 года с родителями Айдарова. Я заметил Колька и говорю: «Этот человек будет играть в основе». Когда он отыграл дебютный матч за первую команду, мне позвонил отец Айдарова и сказал: «Ты был прав». А я уже и забыл про тот разговор.

    Оказалось, я и про Ломовицкого тоже самое тогда говорил. Только добавил: «Если будет выкладываться по полной». А сейчас могу сказать, что Шитов вырастет в большого вратаря. Пока из-за неопытности он может запустить дуру какую-нибудь, но это уйдeт.

    – Чем Рассказов хорош в человеческом плане?

    – Культурный, порядочный, умный, просчитывает все шаги наперед. Короче, без косяков, правильный парень. Футболисты могут каждый день кинуть, но у нас с ним отношения складывались годами. Он ведeт себя ответственно, при этом имеет свою точку зрения. Уверен на 100%, не подведeт. Как и Погребняк, которого знаю с 13 лет. Больших дел по деньгам у нас не было, подстраховать если только, но это копейки. Зато вижу, как он ведет себя с другими: ясно, что человек порядочный. Если говорит, то отвечает за каждое слово.

    – Коля рассказывал мне, что решился на серьезные отношения с девушкой потому, что это необходимо для карьерного роста. Не рано для 21 года?

    – Подкалываю его теперь, что он каблук, хотя Коля уверяет в обратном. Он вообще парень с юмором, адекватный. Просто у нас два футболиста 1998 года уже женились. Фотками с девчонками закидывают, любовь-морковь. А я прикалываюсь: «Что, тоже вступил в клуб каблуков?» С другой стороны, так даже лучше, не будет шляться, где попало.

    – Минусы есть?

    – Как у человека, не замечал. В футбольном плане ему нужно подтянуть тактику, не терять зону. Ну и добавить чутка уверенности. Убежден, при должной игровой практике из него скоро получится топовый правый защитник для России.

    – Он достаточно скоростной для позиции крайнего защитника? Ещенко выглядит пошустрее, хоть он и в возрасте [35 лет].

    – Все в порядке у Коли со скоростью. Как и с выносливостью. Кстати, знаю, что Ломик был третьим на тестах по этому показателю. Миронов – первым, Зобнин – вторым.

    – Каково Рассказову конкурировать с членом «ОПГ «Ромашка»?

    – Про «ОПГ «Ромашка» я слышал только из прессы. В нынешним «Спартаке» я никаких группировок не замечал. Все дружно общаются. Плюс Колeк психологически устойчив, ему вообще всe равно – играет и играет. У него в карьере всe плавно идeт: перешeл в дубль – поначалу не играл, а потом как вышел, так все встречи по 90 минут. Перешeл в «Спартак-2» – тоже самое. Дальше основа – в первых пяти турах не играл, дебютировал – и пошло-поехало.


    Об Александре Ломовицком

    – Почему Ломовицкий ушeл от Алексея Сафонова к вам?

    – Без понятия, я не спрашивал. Человек обратился с предложением, меня оно заинтересовало. Что было вчера меня не касалось, и не касается. Мне важно то, что есть сегодня и что будет завтра.

    – «Спорт-Экспресс» считает, что уход Ломовицкого связан с интересами Вадима Шаблия, который дружит с главным тренером «Спартака» Олегом Кононовым. Ты знаком с Шаблием?

    – Знаком, но у нас разные компании, разные футболисты и за всю жизнь была одна единственная совместная сделка: переход Мохаммеда Кадири из «Аустрии» в тульский «Арсенал». Больше никаких проектов не было.

    – Пресса писала, что Александра хотел «Локомотив» и «Зенит». Это правда?

    – Интерес был от многих клубов, не буду называть их. Мне звонили, проявляли интерес, но детали не обсуждали. Ни с кем в официальные переговоры кроме «Спартака» мы не вступали.

    – Сашей интересовались из Европы или как Черновым из США?

    – Был интерес из итальянской Серии А. Его рассматривали как игрока основы. Мы все взвесили: «Спартак» – это «Спартак», родной дом. Саша прошел академию, дубль, школу. Ему логичней остаться здесь. Он не перерос уровень «Спартака», чтобы уезжать. Они с клубом еще принесут друг другу много пользы.

    – У парня нет цели уехать зарубеж?

    – На сегодняшний день это не обсуждается. Было предложение из Италии, но Ломовицкий сказал: «Хочу играть в «Спартаке».

    – На летних сборах в Австрии Ломовицкий играл агрессивно, и иногда чрезмерно. Это проблема?

    – Лучше быть чрезмерно агрессивным, чем флегмой. Со спортивной точки зрения. Спортивная злость – хорошее качество.

    – Какие другие его сильные качества ты бы выделил?

    – Скорость, дриблинг, хорошая школа. Много плюсов. Надо просто чуть-чуть успокоиться, забить первый гол в официальных встречах за «Спартак» и все пойдет как по маслу.

    – Главная слабость Ломовицкого, которую сложно исправить?

    – Об этом ему расскажут тренеры. Когда мы с Сашей общаемся, то обсуждаем его недостатки.


    О Георгии Мелкадзе

    – С кем работаю еще? Помимо Рассказова, Ломовицкого и Шитова, с Полубояриновым и Мелкадзе.

    – С последним вы подписались буквально на днях.

    – Еще не подписался. Давайте дождeмся заключения контракта, а потом поговорим об этом. Единственное, что могу сказать – мы действительно общаемся и я ему помогаю.

    – Говорят, что он переписанный. Вы проверяли?

    – Что за бред, буду я еще такой фигней заниматься.

    – Недавно журналист «Чемпионата» Михаил Гончаров неудачно пошутил в твиттере, что за Мелкадзе везде платили, чтобы он играл: в академии, молодежной сборной, сейчас. Дорого берут?

    – Этот журналист, когда шутил, трезвый был? Как вы себе это представляете? Бредятина.


    О звездной болезни футболистов

    – Футболисты зарабатывают очень много, внимания тоже завались. Как уберечь их от звeздной болезни?

    – Звездняка трудно избежать, 80% футболистов через это проходит. Надо чтобы кто-то вовремя подсказал. А то бывает начинают понты заколачивать, внимание к себе привлекать. Звонить в условный «Адидас», наезжать, почему прислали такие бутсы, а не другие. Ведут себя по-хамски, думая, что море по колено. Потом по шапке получают, садятся на замену и начинают переосмысливать жизнь.

    – Большие деньги сваливаться на игроков неожиданно. Как с этим справиться?

    – Во-первых, купить себе и родителям квартиры. Недвижимость никуда не сбежит и в будущем, если что, будет хотя бы, где жить. Любой молодой футболист должен сначала обустроить свой быт.

    – А как же Dolce&Gabbana, Gucci и Louis Vuitton?

    – Все через это проходят. К примеру, раньше у меня было три-четыре Vertu [в свое время под этим брендом выпускались очень дорогие имиджевые телефоны], переболел. Дома валяются, дети играют с ними, орехи колют. Тоже самое и футболисты: получают первые 200-300 тысяч и закупаются шмотьем. Проходит год-полтора – успокаиваются.


    О заработке агента

    – В каких странах веду деятельность? Россия, Турция, Италия. В Италии у меня хорошие связи. Все началось с «Сампдории», которая взяла у меня футболиста. Стали общаться – и пошло-поехало. Люди звонят, интересуются, я им отвечаю, бывает где-то помогаю. По-итальянски не говорю, все на английском – русский и литовский они еще не выучили.

    Зарплата? В среднем от 3 до 10 процентов ежемесячной зарплаты футболиста. Это зависит от суммы контракта, от условий. Бывают разные ситуации.


    Нашли опечатку?
    Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter – мы все исправим.

    Комментарии1
    ...
    • ...
      Рейтинг: +54848

      Рубик Докоян 13 февраля, 17:10

      Заявление Гончарова уже шуткой называют ?... За шиворот и в суд, а потом в Камеди клаб пусть шутит.

      2
      Ответить
    Партнеры